Крестный отец знакомство с невестой смотреть

Book: Месть Крестного отца

крестный отец знакомство с невестой смотреть

Смотрите онлайн гангстерскую драму «Крёстный отец» режиссера Фрэнсиса Форда Копполы. Эту известнейшую криминальную драму, что вышла в. Воспитанник крестного отца () Il figlioccio del padrino . The Please Watch the Jon Lovitz Special (ТВ, ) . Невеста Чаки () Bride of Chucky Знакомство с Факерами 2 () Little Fockers. Отзывы и рецензии зрителей на фильм Крестный отец () — The Вводя в историю моего знакомства с этим произведением, нельзя не К примеру, мутная история с возвращением главного героя к бывшей невесте - из.

Аль Нери велел ей отойти.

Крестный отец / The Godfather (1972)

Так его называл только Санни. Майкл закрыл глаза и попытался призвать на помощь здравый смысл. Каталка двигалась, скрипели колеса, рука Риты коснулась его и исчезла, но он каким-то образом видел и проплывающий над головой потолок, и Фредо на темной улице, в смокинге, промокающего кровь носовым платком. Майклу казалось, он живет двумя жизнями одновременно, причем обе абсолютно реальны. Я спросил, чего ты хочешь? Пора бы тебе поумнеть, малыш.

Поцелуй от меня Риту и ребенка. Он отвернулся и направился туда, куда ушел товарняк. Майкл теперь летел сквозь пространство, как будто поднимаясь в лифте. Но у Риты нет ребенка… Майкл повернул голову, пытаясь в последний раз разглядеть брата. Под этим углом Майклу почудилось, что у него практически нет головы. А потом Фредо исчез. Конец ее лежал далеко впереди. По обочинам люди Божьи грешили и умирали за свои грехи. На перекрестках гении продавали бессмертные души. На задворках городов и пыльных грунтовках непутевые дети лавочников, бывших рабов, непонятых учителей меняли имена на прозвища.

Мадди, Диззи и Бо. Сан, Санни и Санни Бой. Би-Би, Йоги и Дилан. Замаскировавшись таким образом, они оставляли дома и отправлялись по этой самой дороге, чтобы явить ни о чем не подозревающему миру истинный голос Америки. По крайней мере один водитель грузовика проехал по ней к своей невероятной судьбе короля, по крайней мере одна проститутка — к судьбе королевы. На этой дороге сам дух нации умирал и снова рождался.

Воскресенье, необычно жаркое для января. Казалось, им совсем не жарко и они совсем не нервничают. На горизонте возникли очертания Нового Орлеана. Появились знаки ограничения, и водители сбросили скорость. Лучшую, какую только можно купить за деньги. Задний двор напоминал поросший магнолией уголок одного из лучших кантри-клубов в Новом Орлеане.

Трамонти был первым итальянцем, принятым в клуб, его рекомендовал сам губернатор. Во дворе играли дети всех возрастов. Играли в бочче, что вызывало интерес и добродушные комментарии присутствующих мужчин. Как обычно, Агостино Трамонти — самый толковый и самый низкорослый из пяти младших братьев Карло — принимал игру слишком всерьез.

Из дома доносились отрывистые распоряжения на итальянском Гаэтаны Трамонти, сопровождаемые ароматами жареных цыплят, запекающихся на гриле колбасок и разнообразных соусов, которые ее зять шеф-повар пытался имитировать, но никогда не мог приготовить так же хорошо. Сорокаоднолетняя Гаэтана, жена Карло, была настоящим неаполитанским матриархом.

Армия пререкающихся между собой дочерей и невесток выполняла ее указания с сердитым ворчанием, означавшим здесь любовь.

Опираясь на тросточку, Карло Трамонти дефилировал среди гостей, целовал внуков и ерошил им волосы, выслушивал проблемы племянников и кузенов. С выгоревшими, аккуратно подстриженными белыми волосами, в двубортном морском блейзере до лодыжек и мягких мокасинах он напоминал средиземноморского корабельного магната. Ростом пять футов одиннадцать дюймов, Карл был самым высоким из присутствующих. Он носил огромные солнечные очки. Столь аристократического вида Карл достиг не. Начинал он надсмотрщиком на креветочном судне, а потом неуклонно поднимался по карьерной лестнице, В те дни преступным миром города правили две враждующие семьи, происходящие из одного и того же маленького городка на Сицилии.

Вражда их длилась несколько столетий. Трамонти смог выторговать мир и объединил выживших в клан, которым управлял уже почти тридцать лет. Ни одна из семей еще не имела такой политической защиты и столь полной монополии на своей территории. И ни одна из семей не могла похвастать настолько низким уровнем насилия. Страх, который вызывал клан Трамонти, был сродни тому страху, который верующие испытывают перед своими богами: Для большинства жителей Нового Орлеана, да и всей Луизианы семья Трамонти представлялась чем-то вроде черной королевской кобры, которая живет в укромном уголке, питаясь карликовыми гремучими змеями и больными крысами.

Карло в конце концов присоединился к игре в бочче. В каждом его движении сквозила текучая грация. Его присутствие утихомирило брата. Тарелки с макаронами были расставлены на длинных столах в крытом изогнутом портике, и женщины наконец позвали мужчин и детей к столу. Трудно переоценить важность для многих итальянских домов традиционных семейных застолий, особенно в Новом Орлеане — старейшем итальянском сообществе Нового Света, где ни в чем не повинных сицилийских иммигрантов некогда убивали по приказу самого мэра и с публичного одобрения президента Соединенных Штатов.

И где муффалетта — традиционный итальянский сандвич — стала визитной карточкой города. Трамонти были семьей, новоорлеанской семьей, и семейные трапезы помогали ей оставаться таковой. Никакому чужаку не дано понять, насколько ценно для семьи Трамонти было ее нынешнее процветание. Карло Трамонти произнес обычный тост, простой и теплый: И тут на лужайке появились мужчины из черных автомобилей с оружием на изготовку.

Женщины и дети закричали. Карло Трамонти поднялся на ноги. Он не пытался бежать. Как-то нелепо схватил столовый нож и выставил перед. Эти люди не могли быть полицейскими — все полицейские принадлежали. Опустил взгляд на тарелку со спагетти путтанеска. Карло и представить не мог, что такое случится с ним на глазах у всей семьи, воскресным днем, когда он только собрался трапезничать.

Удивленный, Карло Трамонти склонил голову набок. Он жил в Новом Орлеане около шестидесяти лет, почти столько же, сколько и джаз, и — во всяком случае, в глазах семьи — как американец. Даже его внуки наверняка подумали, что жетоны агентов поддельные. Аги Трамонти, которого после смерти дяди повысили от управляющего наркотрафиком до consigliere, попросил агентов показать значки поближе. Аги закусил губу, взглянул на брата и пожал плечами. Кто знает, как должен выглядеть значок агента иммиграционной службы?

Если они действительно из иммиграционной службы, это мало что объясняло. Они не из полиции и даже не из ФБР и, судя по всему, они пришли сюда не убивать. Потому и ворвались открыто, не так, как сделали бы агенты ЦРУ. Карло Трамонти медленно опустил нож. На самом деле он так и не позаботился о том, чтобы стать гражданином США. Когда Карло повзрослел достаточно, чтобы хлопотать о гражданстве, он уже был замешан во многих делах, которые сделали бы процесс затруднительным.

Но эти самые дела помогали ему избежать проблем. Четырьмя годами ранее Карло Трамонти даже свидетельствовал перед подкомитетом Сената США, и никто не спросил его о гражданстве. Трамонти вытаращил на него. Никастро, шеф-повар, уставший слышать, как посетители коверкают итальянские слова, автоматически поправил: Остальные члены клана Трамонти пораженно воззрились на. Никому не дозволялось произносить прозвище Карла Трамонти, во всяком случае, в его присутствии.

Карло не сводил глаз с Гаэтаны. Та стояла на другом конце стола — волосы взмокли от пота, по круглым щекам катятся слезы. Кто знает, в чем есть необходимость, а в чем. И оглянуться не успеете, как все закончится. Один из агентов достал наручники. Они сковали и лодыжки Карло. Карло Трамонти по-итальянски попросил Гаэтану принести ему денег. Агентам явно доставляло удовольствие конвоировать Карло Трамонти мимо встревоженных домочадцев и испуганных внуков.

Трамонти через плечо оглянулся на Гаэтану и попросил ее не нервничать и поесть вместе со всеми. Аги сказал агентам, что он вместе с адвокатом брата будет ждать их в офисе Карло. Гаэтана велела всем обедать, как делала каждое воскресенье. Офис Трамонти располагался в четырех комнатах в задней части здания.

Агенты отконвоировали спотыкающегося в оковах Трамонти в приемную, где по рабочим дням его сестра Филомена отвечала на звонки и записывала посетителей на прием. На толстой двери офиса отсутствовало имя Карло Трамонти. Вместо этого на ней золотыми буквами было начертано: Табличку с этим афоризмом Карло получил на день рождения от своего брата Джо — тот заказал ее известному местному художнику, чьи полотна джазовые сценки, негритянские похороны, аллигаторы бойко продавались во Французском квартале и выставлялись в местной галерее, которой владел все тот же Джо.

Он также блюл интересы семьи в сфере игральных автоматов и джук-боксов. Внутри офиса на отделанных панелями стенах висели пожелтевшие газеты в рамках — свидетельства деятельности infamita — банды, которой, как и многие другие, посвятил жизнь дед Трамонти. Остальное свободное место занимали сотни тщательно отобранных семейных фотографий. Блестел стол красного дерева, пахло новыми коврами — Трамонти менял их каждый год.

Здесь не было пепельниц, как не было и мусорной корзины. Карло Трамонти считал неприемлемым заниматься бизнесом в неприбранном помещении, и распространялось это даже на мусорные корзины, пусть и пустые. Старший из агентов попросил у Трамонти паспорт. Трамонти грузно опустился в кожаное кресло. В приемную, тяжело дыша, влетел Аги Трамонти. Агенты ухватили его за плечи и выставили за порог, хотя и оставили дверь открытой. До того, как начать ворочать большими делами, Агостино Трамонти по прозвищу Карлик, несмотря на маленький рост, прошел длинный, суровый путь рядового гангстера.

Если бы мертвецы могли говорить, многие сказали бы, что Аги когда-то смотрел на них с тем же холодным презрением, с каким сейчас смотрел на агентов.

А еще ему не нравится, когда здесь курят. Курить они тоже не прекратили. Старший агент достал письмо от генерального прокурора Дэниэла Брендона Ши и зачитал его вслух. В письме сообщалось, что, поскольку Карло Трамонти является гражданином Колумбии, а не Италии, его рабочая виза аннулируется. В качестве доказательства приводились несколько поездок Трамонти на Кубу, в которых он пользовался колумбийским паспортом. Также в письме указывалось, что у Трамонти отсутствует итальянское свидетельство о рождении каковое, впрочем, едва ли можно обнаружить у большинства людей, родившихся на Сицилии в девятнадцатом веке.

Говорилось там и о том, что у Трамонти отсутствует итальянский паспорт он исчез во время правления ненавистного Муссолини, и Аги, используя свои связи, раздобыл для брата колумбийский паспорт. Старший агент кивнул, и его помощники принялись вываливать на пол содержимое ящиков стола.

Речь идет о национальной безопасности. Нам предписано защищать американский народ. Карло Трамонти застонал, сложился пополам, и его вырвало. Ножные кандалы не позволили расставить ноги, и большая часть рвоты — красное вино, кофе, перцы и яичница — попала ему на ботинки и за отвороты брюк. Паспорт обнаружился на самом видном месте — в верхнем ящике стола. Туда агенты заглянули в последнюю очередь.

Один из них покосился на Трамонти, выбежал за дверь и тоже разразился приступом рвоты. Старший агент взял колумбийский паспорт, переступил через лужу красноватой блевотины, показал на дверь и произнес что-то по-испански. Трамонти недоуменно склонил голову набок. Каким, к черту, испанским? Такую могли бы написать мои сыновья на своем шалаше. Карло выпрямился, однако не произнес ни слова. Только многозначительно посмотрел на брата. Аги из тех, кому может доставить удовольствие пикироваться с этим федеральным ничтожеством.

Хотя я и не удивляюсь, что вы никогда о нем слыхом не слыхивали — он ведь был одним из тех, кто подписал Конституцию Независимости. А вы, джентльмены, едва ли с ней знакомы.

Аги упрямо потряс головой, его брат досадливо поморщился.

  • Book: Месть Крестного отца
  • Крестный отец (1972)
  • Крестный отец 2 смотреть онлайн

Вы и в школе это должны были изучать, да, видать, прогуляли. Один из агентов выпустил дым ему в лицо. Карло сглотнул, с трудом удержавшись от рвоты. Агенты отодвинули Аги в сторону и повели Карло на улицу, к черным автомобилям. Это была простая констатация факта. Агенты не обратили на его слова никакого внимания. Три черных автомобиля скрылись из виду, а Аги Трамонти все размахивал руками, грозил кому-то и сыпал итальянскими ругательствами.

Помощник сообщил ему, что Кита уже везут. Снаружи другие помощники готовили все к финальному представлению: Телевизионщикам сообщили, что ждать осталось недолго.

Дэниэл Брендон Ши был готов к предстоящему действу. Он был недурен собой — черноволосый ирландец с острыми скулами, крупными белыми зубами и несколько великоватой головой — то, что нужно для телекамер. Тот был и выше ростом, и приятнее на внешность. Неподалеку был припаркован маленький реактивный самолет — экипаж уже занял свои места, турбины посвистывали на холостом ходу. Генеральный прокурор вышел из лимузина и, прищурившись, повернулся в ту сторону, откуда доносился рев сирен.

Репортеры что-то кричали ему, но Ши делал вид, что не слышит.

крестный отец знакомство с невестой смотреть

Если это и была всего лишь поза, она была безупречна. О чем думал Дэнни Ши? О том, что дело никогда не прошло бы в суде. Была ли его мотивом месть?

Четырьмя годами раньше он сидел за спиной своего тогдашнего босса, сенатора от штата Нью-Йорк Теодора Престона Дэвиса, и камеры запечатлели его ярость, нарастающую по мере того, как Карло Трамонти раз за разом зачитывал вслух Пятую поправку с карточки, которую дал ему адвокат; Чем сильнее ярился Ши, чем чаще Шептал что-то на ухо своему боссу, тем более довольным казался Трамонти.

Не исключено, что депортация была не более чем способом стереть самодовольную ухмылку с лица Карло Трамонти — учитывая, что другие инициативы Ши по борьбе с так называемой мафией могли создать впечатление вендетты. Взять, к примеру, загадочную смерть одного из помощников Ши — Вильяма Ван Арсдейла, убитого годом раньше при налете в округе Колумбия. Его любовница созналась в адюльтере, но не в убийстве.

Жюри присяжных не поверило. Не было никаких явных свидетельств того, что вдова Билли, Франческа, дочь покойного Сантино Корлеоне, подставила любовницу. И все же рассекреченные недавно документы явно свидетельствуют о том, что генеральный прокурор посвятил всю операцию памяти Вильяма Ван Арсдейла.

Это никогда не было доказано, что, естественно, дало лишь дополнительную пищу для любителей теорий заговора. Историки, однако, предпочитают полагать, что Дэнни Ши пытался искупить грехи своего отца, покойного М. Корбетта Ши; бывшего посла в Канаде. Дэнни, должно быть, знал, что первые миллионы Трамонти заработал на игральных автоматах, полученных от Вито Корлеоне, так же как Микки Ши сделал свои первые миллионы на контрабанде спиртного, поставляемого в Нью-Йорк на грузовиках того же Вито Корлеоне.

С хладнокровным и жестким отцом Дэнни случился удар вскоре после выборов, но он прожил еще достаточно долго, чтобы заметить и верно истолковать косые взгляды сыновей, пытавшихся дистанцироваться от отцовских деяний и связей. Возможно ли, чтобы Дэнни Ши не знал истории собственного отца?

Не знал, как на самом деле был избран его брат? Возможно ли, что генеральный прокурор руководствовался лишь желанием служить обществу? Некоторые люди верят в простые, непротиворечивые мотивы, и люди в Америке по крайней мере номинально ассоциируются с их убеждениями. Американская душа всегда находится на перекрестке Факта и Веры. Когда кавалькада миновала Дэнни Ши, генеральный прокурор показал агентам большой палец.

Трамонти выбрался из машины, и агенты повели его к самолету так, чтобы камерам было удобно снимать. Невозможно идти перед камерами в оковах и не выглядеть виновным. Камеры запечатлели старика с всклокоченными волосами, в смятых брюках, бессвязно восклицающим что-то — ни дать ни взять униженный злой гений.

На самом деле Трамонти кричал о принципах, на которых основано американское общество, но из-за шума турбин ничего нельзя было разобрать.

Крестный отец

С таким же успехом он мог бы грозить: Он оказался единственным человеком на борту, не считая двух пилотов и полицейских. Самолет пошел на взлет. Кое-кто из представителей прессы принялся аплодировать. Генеральный прокурор кивнул, повернулся и направился к подиуму. Он сообщил о предполагаемых нелегальных деяниях Карло Трамонти — не только в Луизиане, но и на всем Юге, а также во Флориде.

Мистер Трамонти утверждает, что он итальянец, однако, как выяснилось, все это время был гражданином Колумбии — во всяком случае, о том свидетельствуют документы, обнаруженные в результате длительного расследования, проведенного Министерством юстиции.

Ши строго посмотрел в камеры и сообщил миру, что депортация мистера Трамонти производится в соответствии с законами штата Луизиана, равно как и с федеральным иммиграционным законодательством. Казалось, он смотрит не в камеры, а куда-то дальше, в некий рай, который виден лишь. Много людей, подобных мистеру Трамонти, очень много — злоумышленников, которые подрывают свободу в городах Соединенных Штатов.

А если разобраться, то и во всем мире. Мистер Трамонти — архивраг американских свобод, но он не. Есть и другие, и мы не успокоимся, пока не свершим над ними справедливый суд. Какой-то репортер поинтересовался у генерального прокурора, что тот имел в виду.

Дэниэлу Брендону Ши не исполнилось еще и сорока, однако он был прирожденным политиком. Но сегодня он был слишком возбужден, чтобы скромничать. После этих слов последовало напряженное молчание. Затем один из репортеров поднял руку. Раздался чей-то нервный смешок. Их встречали несколько колумбийских офицеров и два американца. Один был в цветастой рубахе и зеленых солнечных очках; на глазу у него красовалась повязка, как у пирата.

Другой — мужчина с безвольным подбородком — носил темные очки в толстой оправе и дешевый черный костюм. Он говорил по-испански и, очевидно, близко знал колумбийского офицера, увешанного медалями. Сбитый с толку Трамонти спросил американцев, откуда они — из посольства или из иммиграционной службы.

Мужчины продемонстрировали друг другу жетоны, заполнили какие-то бумаги, и вскоре все уже весело смеялись. Полицейские передали ключи от наручников и поддельный паспорт Трамонти американцу с повязкой на глазу и удалились. Колумбийцы и человек с безвольным подбородком тоже ушли, не переставая смеяться. Человек с повязкой снял с Трамонти наручники и ножные кандалы и бросил их в мусорную корзину — этакий бедолага, которого остальные друзья-туристы, уйдя на рыбалку, оставили дежурным по лагерю.

А я ведь работал кое с кем из ваших людей. У него был акцент уроженца Нью-Джерси. Он вывел Трамонти через боковую дверь на улицу, где у бордюра уже ждало потрепанное такси.

Плакат на испанском приветствовал гостей на Земле вечной весны. Трамонти и человек с повязкой вместе сели на заднее сиденье. Трамонти было трудно дышать. На молчание агента он отвечал молчанием. Как и многие люди его круга, он умел играть в молчанку.

Карло Трамонти был одним из трех американских боссов мафии двумя другими были Сэм Драго по прозвищу Тихоня и Майкл Корлеонекоторые, независимо друг от друга, сотрудничали с ЦРУ по вопросам засылки убийц на Кубу и кое-каким.

Боссы сравнили свою информацию и пришли к выводу, что правительство планирует сменить режим на Кубе, для чего следовало убить Кастро и свалить вину за его смерть на так называемую мафию — хотя и ходили слухи, что Корлеоне уже пытались сделать это, пусть и неудачно, руками caporegime по имени Ник Джерачи.

Джерачи якобы предал их, хотя имелись и другие версии случившегося. Трамонти не мог знать, что Джо Лукаделло, человек с повязкой на глазу, тоже работал над этим проектом — между прочим, вместе с Джерачи.

То же касалось и англосакса в дешевом костюме. Такси остановилось перед гостиницей. У Трамонти хватило присутствия духа сказать: Без денег, без паспорта, вообще без каких-либо документов? Произносится точно так же, как и по-итальянски. Можете заказать его в номер. А сейчас будьте любезны выйти из машины.

Трамонти кивнул — приходилось подчиняться. Швейцар закрыл за ним дверь и не убил. Коридорный тоже не убил его — он даже не удивился, что у Трамонти нет багажа. Портье изъяснялся на сносном английском. Номер и вправду был зарезервирован, однако правила отеля требовали оплаты. На человека, который не платит по счетам? Вообще-то он был похож именно на бродягу — небритый, в мятой одежде, распространяющий ароматы пота и блевотины.

В гостинице не было одежного магазина, и Трамонти поднялся в номер. Велел почистить костюм и заказал рыбу — лучше уж маяться животом, чем дать им шанс подсыпать яду в стейк. Попытался позвонить домой, но оператор понимал по-английски или по-итальянски не лучше, чем Трамонти по-испански. Он попросил бутылочного пива, чтобы не рисковать с местной водой, а потом провел ночь, ворочаясь на продавленной кровати и время от времени отправляясь в ванную проблеваться — желудок и рыба так и не поладили.

Утром в дверь постучал менеджер и потребовал оплаты счета. Трамонти в трусах подошел к двери и посмотрел в щель, не открывая цепочки. Менеджер привел полицейских, но, к счастью, не забыл и вычищенный костюм. Они терпеливо ждали, пока Трамонти приведет себя в порядок и оденется. А потом препроводили его в тюрьму, в одиночную камеру — чистую и современную. Как и в его офисе в Новом Орлеане, в камере отсутствовала мусорная корзина. Через зарешеченное окно открывался великолепный видна горы.

крестный отец знакомство с невестой смотреть

Киту не предъявили никакого формального обвинения. Первым посетителем был представитель правительства, который на безупречном английском поинтересовался, не желает ли Трамонти, как самый процветающий выходец из Санта-Розы, пожертвовать сто тысяч американских долларов на строительство новой начальной школы. Нынешняя ютилась в старом гараже.

Крестный отец - смотреть онлайн бесплатно в хорошем качестве

Трамонти, не поднимая головы, разглядывал носки своих ботинок. Газеты, заявил представитель правительства, вовсю муссируют слухи о происхождении и деятельности Трамонти.

На первой полосе красовалось фото Трамонти в наручниках в аэропорту Нового Орлеана рядом с фотографией довольного Дэниэла Брендона Ши. Трамонти с каменным лицом вернул газету. Я — жертва несправедливости, какая и в страшном сне не приснится. Аги Трамонти нашел его только через три дня. Трамонти удалось почистить ботинки, поплевав на них, а еще тюремщики поставили перед решеткой камеры мусорное ведро.

Парашу ему разрешили отделить от остальной камеры занавеской. Дышать обоим было тяжело — даже Аги, которому доводилось бывать в Колумбии, никогда не забирался так далеко от побережья. Действительно, этот фильм упустил, когда был молод.

В современных фильмах не уделяется столько экранного времени для раскрытия персонажей и их мотивов. Фильм не учит быть мафиози, он показывает жуткую действительность того времени и трагическую судьбу многих из. Главный протагонист на протяжении всего фильма погружается в эту пучину.

Этот сюжет со всей фабулой можно было бы уложить и в ти минутную короткометражку, но судить мы можем уже о готовой картине, которая за свой хронометраж прекрасно и без излишков смотрится на одном дыхании BialySzum для 72 года хороший фильм.

Но это не 10 баллов и даже не 9, 8 или 7. Но, например, пушкин или есенин тоже классика, которая по прошествии лет становится просто неплохим чем-то. Гениально мало, тогда мб, теперь нет кроме отличной игры. Очень удивлён такому количеству десяток. Sergey Какой же это бессмысленный фильм. Никакой идеи и цели в этом фильме я не обнаружил. Фильм реально ни о. Просто события происходят и. Не ждите какой-либо развязки или чего-то интересного.

Не ждите от фильма чего-то великого. Этот фильм — бездарность. Признаться честно, первые минута может даже целый час, не понимал, за что же этот фильм так сильно понравился людям, но спустя минут десять после отметки в полтора часа, я уже был влюблён в фильм. Ничего нового про фильм сказать не смогу, скажу лишь хорошую и достаточно известную фразу: Шедевр, те кто не досмотрел посмотрите через лет