Бритвенно острый топор со знаком вепря

Его острый ум мне близок, но злоба делает его смешным, а необузданное растекающийся знак, и на белой стене над своей кроватью. Даже на Английская бритва со всеми бритвенными принадлежностями, — сказал первый Музыка, и гордый глас горного оленя, и вепря визг, и клокотание воды. Бритвенно-острый топор Становится персональным при надевании Двуручное Топор Урон: 91 - Скорость со знаком вепря (шанс %). Дубины, копья, топоры, боло, и снова дубины, «украшенные» острыми железными Вяленый мясо вепря, – пояснила Клекоть. – Самый лучший у Лютохвосты. Шестнадцать тюков. .. отца отданным на милость коварных чудищ с бритвенно-острыми клыками и когтями, .. Знак ее высокого положения?.

Купив его в магазине, лучше закинуть его в радиатор отопления на всю зиму, а насадить весной. Перед вбиванием клина его тоже нужно тщательно смазать эпоксидкой. Наиболее надёжным является расклинивание топора с использованием трёх или пяти клиньев. В случае применения трёх клиньев, один из них вбивается по центру, на всю ширину, а два других сверху и снизу от. Перед вбиванием клинья лучше смазать эпоксидкой.

Метод использования пяти клиньев бывает двух видов: В первом случае делается один продольный разрез на всю длину и два поперечных, на равном расстоянии друг от друга. Такой метод позволит идеально закрепить топор на топорище, главное не забыть про эпоксидную смолу; Очень редко встречается вариант крепления на пять клиньев, когда делается два вертикальных клина и три маленьких горизонтальных между.

При этом два больших клина повёрнуты под углом в 90 градусов к топорищу. Лучшим способом является вариант с пятью клиньями. Есть ещё один маленький секрет.

После того, как клинья станут на место, можно сверху пролить топор эпоксидной смолой. Она заполнит все пустоты и придаст монолитность соединению. Её топоры достаточно дорогие, зато их модельный ряд достаточно широк и каждый может выбрать подходящий топор по весу.

Правда разнообразием моделей этот производитель не отличается. В наше время промышленность производит множество различных видов топоров. Выбрать хороший экземпляр можно на специализированных выставках, там же можно заказать топор ручной работы у кузнецов.

Выбирайте топор в соответствии со своими задачами, и он вас не подведёт в любой ситуации. Если с вами в поход идет человек и не берет с собой топор который с ним был в походе не разто стоит задуматься над тем, что это просто созерцатель, а не партнер.

Топор один из важнейших инструментов в арсенале строителя-профессионала, либо просто домашнего мастера, то что его должен иметь с собой любой автомобилист, и тем более путешественник, а уж тем более охотник, — вообще не обсуждается. Ни один грамотный охотник и путешественник не пойдет в лес с ночевкой без топора. Хотя бы из соображений безопасности. И чтобы он служил вам долго верой и правдой, нужно правильно выбрать его при покупке.

И еще одно отступление сразу — топор хорош для того, кто с ним умеет обращаться. Дать топор с полукруглым финским лезвием девушке чтобы сучья обрубать, это значит заранее быть готовым ее срочно эвакуировать с разрубленной рукой-ногой. Аналогичный, или еще худший результат можно получить, если в процессе похода начать учиться кидать топор по деревьям вместе с группой таких же балбесов.

Как правило топор от полукруглого ствола дерева, не попав лезвием, отскакивает в произвольную сторону, причем строго по закону Мэрфи — туда куда совсем не хочется чтобы он отскочил. Ну и совсем легко дать топор городскому мальчику, чтобы он в присутствии девочки дров нарубил для костра.

С топором нужно еще брать в поход голову — это непременное приложение во всех смыслах. Предположим сначала, что топор нам нyжен для обычных целей в любом походе, и среди этих целей нет строительства избы или даже деревянного плота.

Предполагаем также, что в грyппе знают, что такое пила, и имеют рyки, чтобы ее заточить правильно для тyризма. Предположим также, что грyппа берет один топор на палаткy и однy пилy — ножевкy, если палатка одна, или двyрyчнyю не обрезаннyю! Для чего в таких yсловиях нyжен топор? А уж случаев когда при помощи топора охотники медведей клали, — не перечесть. Да, в общем раньше у мужика вообще кроме топора никакого оружия то и не было, если только тем же топором рогатину и кол не изготовит.

Индейцы вообще томагавками обходились и луком со стрелами. Уметь бросать топор — не меньшее искусство чем стрельба из лука, да и пропитание в трудную минуту такой способ охоты вполне сможет обеспечить только не стоит брать в лес топор чтобы там тренироваться вместе с друзьями туристами, часто такие опыты заканчивались травматизмом. Стоит еще сказать, наверное, что очень часто ведущиеся споры о том какой топор можно назвать туристическим, а какой охотничьим, — на самом деле ведут люди, которые в этом вообще не разбираются.

Безумный спор очень неумных людей. Охотничий отличается от туристического тем, что им еще нужно тушу зверя разделать, а при случае и лабаз соорудить с засидкой. А если охотник — по болотно-луговой дичи и не таежный? В первом случае ему вообще плотницкий нужен, а во втором ему вообще топор не пригодится. Вполне возможно, что охотничий подразумевает под собой большую остроту, и возможность разделывать мясо. Так у хорошего путешественника он всегда острый, а на крупного зверя многие всю жизнь не охотятся.

Разделываете кабанов на каждой охоте сами и топором шкуру снимаете с оленей, — ну тогда вам нужен острый бритвенной заточки с большим лезвием. Ходите в многодневные походы без палатки и ставите лабазы с солониной из медвежатины на зиму, — тогда вам прямой, тяжелый, с большой длинной рукояткой нужен. Метаете топор в медведей, отбиваясь от них по ночам, — покупайте сразу 10 не менее чем на кг обоюдоострые с клевцом….

World Of Warcraft. Traveler: Путешественник (Грег Вайсман, 2018)

Ну, тогда нечего умничать… Полyчается, что для обычных потребностей в многодневном походе и на охоте необходим и достаточен топор с весом железки в — грамм, прочно насажанный на топорище длиной 75 — 80 см. Есть плотницкий топор, мясной — для рубки мяса и костей, охотничий топор. Главное подобрать именно тот, который необходим для ваших задач. Основа топора — это конечно же его режущая часть, очень важно, чтобы она была выполнена из хорошей качественной стали.

Именно тогда он будет меньше тупиться и конечно же его нужно реже затачивать. Служить такой инструмент будет долгие годы. Как же проверить качество стали? Для этого вам необходимо взять топор за рукоятку, не касаясь лезвия, и произвести резкий щелчок по режущей части, можно ногтем, можно каким-нибудь плотным предметом.

Зазубрины появляются даже от попадания лезвия на сучок. Что касается веса топора, то здесь необходим индивидуальный подбор. Для каких-то небольших работ, типа обрубание маленьких сучьев, или при работе с небольшой заготовкой, где необходима аккуратность и точность, вполне подойдет инструмент с небольшим весом грамм. К топорам средней весовой категории можно отнести гр. Такие наиболее подходят для плотницкого дела, вполне подойдет для строительства дома. Топоры свыше 1,5 кг достаточно тяжелы для среднестатистического человека, долго работать очень сложно.

Но у них есть неоспоримое преимущество: Есть достаточно специфические топоры, например мясной. Его предназначение это рубка мяса и костей, выбирать его следует так же как и строительный топор, очень важна плотность металла.

Перерубать приходится и очень большие кости, поэтому и вес мясного топора очень внушительный 3,2 кг. Его особенностью является облегченная режущая часть, имеющая специальную выемку. Очень важно для охотника, чтобы его инвентарь весил как можно меньше и без потери качества. Так же она служит для того, чтобы топор можно было повесить на ветку.

Часто бывает цельнометаллическим с обрезиненной рукояткой, что способствует отличному хвату даже в жаркую погоду. Как правило, очень компактен. Рукоять топора может быть выполнена как из дерева, так и ударопрочного пластика фиберглассовая рукоять. Самый лучший материал для ручки строительного топора — береза высшего сорта. При выборе надо обратить внимание, чтобы она была без сучков.

Такая не сломается и прослужит долго. Недостатки деревянной рукояти — со временем она ссыхается и лезвие начинает хлябать, чтобы этого не произошло, надо опустить его в воду и при необходимости вбить специальный клин хватает надолго. Пластиковая рукоять не рассыхается и служит дольше, но стоимость заметно выше, чем у деревянной. Также следует обращать внимание на то, чтобы лезвие было прямое, это необходимо для комфортной работы с деревом.

А вот финские топоры имеют специально кривое лезвие да еще и с разной его заточкой — сверху более тупой угол, снизу более острый. С таким топором нужно уметь обращаться и понимать для чего это. Какой должна быть железка? Hy, хорошей стали, понятно. Еще — отверстие для топорища должно быть обязательно коническим, иначе топор соскакаивать бyдет, по возможности большим — деревянное топорище не слишком прочно.

Еще бородкy снизy отверстия — для распределения срезающих yсилий на топорище при yдаре — чем длинней, тем лyчше. Лезвие не должно выдаваться вперед по отношению к отверстию — иначе при неyдачном yдаре бyдет сильная отдача в рyкy. Полукруглое лезвие помогает лучше колоть дрова, а прямое качественнее работать по чистовому дереву.

Теперь самое главное — заточка. Говорят, что точить надо под оч. Впрочем, последствия были тоже изложены — этож надо, тyристский топор приходит в негодность, слyчаено попав на гвоздь! Я своим могy рyбить любое количество гвоздей вообще без последствий. Заточка должна быть выпyклой, эллиптической, или, что реальней, под тремя yглами.

Сначала, от отверстия, острый yгол, потом — средний, и самyю кромкy — тyпой. Линия нижней части лезвия должна при продолжении указывать на мизинец руки человека, держащегося за рукоять топора. Не то, чтоб он уж очень заботился о папаше, однако ему вовсе не хотелось, чтобы капитан Грейдон Торн погиб в бою с этим чудищем.

В предвкушении схватки сердце в груди Арама пустилось вскачь, но все же взмах дубин и рывок вперед застал его врасплох.

Крутанувшись на месте, Грейдон ударил еще раз, но Клекоть, толкнувшись мощными задними лапами, подскочила вверх, пропустив под собой подсекающий горизонтальный удар, и тут же, еще до того, как ее лапы коснулись земли, ударила сверху.

Но капитан Торн сжался в комок, кувыркнулся вперед, и удар его противницы пришелся в пустоту. Ее дубина врезалась в песок. Песчинки так и брызнули во все стороны, включая разинутый рот и широко распахнутые глаза Арама.

Тот поперхнулся, закашлялся и принялся отчаянно отплевываться. Из глаз хлынули слезы. Крепко зажмурившись, он начал протирать глаза и на некоторое время перестал следить за схваткой. Несколько раз моргнув, Арам прислушался в ожидании глухого, влажного хруста сокрушаемых костей или пронзительного крика боли, но услышал лишь еще один звонкий, точно удар колокола, лязг железа о железо. Наконец в глазах у него прояснилось, и он увидел, как дубина отца взмыла вверх и пронеслась в каком-то миллиметре от подбородка Клекоти.

Та отшатнулась, но тут же восстановила равновесие и взмахнула дубиной, направляя сокрушительный удар в грудь капитана, прежде чем он успеет опустить свое оружие и защититься. Но капитан Торн оказался для нее слишком проворен. Его дубина обрушилась вниз и не просто отразила удар, но разнесла оружие матриарха гноллов в щепки и переломилась пополам.

Оба бойца замерли в паре метров друг от друга, сжимая в руках древки сломанных и потому бесполезных дубин, тяжело дыша и яростно сверкая глазами. Однако Макаса все равно раздраженно цыкнула на. Тут капитан Грейдон Торн запрокинул голову и захохотал.

Чтение Дикое поле

Казалось, смех его эхом отдается за спиной. Резко обернувшись, Арам увидел Дургана Однобога, стоявшего у борта и тоже хохотавшего от души. Тогда он снова обернулся — поглядеть, что там с Клекотью. Та, приподняв губу, издала басовитый рык… тут же перешедший в резкий клекот, благодаря которому матриарх, очевидно, и получила свое имя.

Похоже, только ошеломленный Арам да мрачная Макаса не разделяли общего веселья. Клекоть хлопнула Грейдона по спине — таким же сильным, дружелюбным хлопком, какими награждал Арама Однобог — и указала в сторону Арама обломком дубины. В ответ капитан Торн что-то шепнул ей на ухо. Клекоть кивнула и вновь зашлась в припадке визгливого клекота.

Щеки Арама жарко вспыхнули, и, видя, как сын раскраснелся от ярости, отец Арамара Торна подавился остатками смеха. На миг его лицо погрустнело, но эта непонятная Араму боль тут же скрылась под прежней довольной миной. Она махнула своим, и те вынесли на берег объемистые тюки, завернутые в огромные листья гуннеры. Грозный с виду самец с множеством украшений в ушах, веках, ноздрях и губах водрузил один из тюков на бочку и бережно отвернул толстый, но гибкий лист.

Внутри оказались длинные полосы копчено-вяленого мяса. И дюжина — каменношкурый треска. Капитан Торн поскреб в бороде, а Клекоть стукнула сжатой в кулак лапой по бочонку и прислушалась к плеску рассола внутри. И тут Арам увидел, как из ее пасти потекли слюнки — буквально закапали на песок! Клекоть улыбнулась во всю пасть. Но в ее взгляде Арам заметил и кое-что, кроме веселья — внезапную нервозность, причину которой он не сумел понять.

Однако отец владел ситуацией намного. Но шестнадцать и дюжина… Ты ведь понимаешь, что этого мало. Арам увидел, что Макаса поудобнее перехватила гарпун. Но рык завершился кряхтеньем и взмахом лапы, и вскоре из джунглей появились новые тюки. Даже Арам поддался общему настроению, но слегка опоздал. Возглас Арама прозвучал секундой или двумя позже остальных, заставив его смутиться.

К еще большему его смущению Клекоть снова засмеялась и, указав на него, спросила: Скрестив руки на груди, Арам наградил своего старика сердитым взглядом. Его сын подавил желание закатить глаза, и вместо этого лишь покачал головой. Тем временем бочонок был вскрыт.

От резкой вони маринованных яиц Арама едва не вырвало — и даже несгибаемая Макаса слегка позеленела с лица. Но Клекоть и прочие Лютохвосты взвыли от восторга.

Шлепнув по лапе рослого самца, потянувшегося к бочонку, матриарх выпустила когти, запустила лапу в рассол и осторожно извлекла из бочонка первое яйцо. Подняв яйцо ввысь, словно восхитительный бриллиант, она целиком уронила его в пасть и даже головой замотала от наслаждения. Разом забыв о тошноте, Арам изумленно вытаращил. Он и не заметил, как отец оказался у него за спиной.

Несмотря на свои внушительные размеры, Грейдон Торн был поразительно легок на ногу. Однако в схватке с мальчишеским любопытством желание отдалиться от отца было заранее обречено на поражение. Увидев, как гноллы, вскрыв ящики, ахают и охают над сломанными лезвиями и старыми гвоздями для лошадиных подков, он не успел вовремя остановиться и вскинул на Грейдона вопросительный взгляд.

Для гноллов все эти куски железа — на вес золота. Обманом всучиваешь им никчемный хлам в обмен на… Здесь он запнулся в смущении. В обмен на что? На вяленое мясо вепря? На взгляд Арама, сорок тюков того и другого вряд ли стоили дороже бочонка этих мерзких яиц.

Но чаще берут треску. Арам — едва ли не в восхищении — покачал головой. Восхищение вовсе не относилось к типичным реакциям Арама на отца, и Грейдон радостно улыбнулся — на подобные лакомства его сын был скуп. Возможно, потому, что и многие люди не любят гноллов. Клекоть не может торговать со мной на глазах всей стаи, пока я не докажу, что достоин ее уважения. Знаешь, Арам, любого нужно видеть таким, каков он есть, а не таким, каким его учат считать старики из Приозерья.

Гноллы — народ воинов. Весьма своенравных и неуживчивых воинов, кстати сказать. И отличить пантомиму от настоящего боя способны даже их щенки. Вот потому-то мы и бились. Но, как ты мог заметить, на наших боевых дубинах не было ни острых наверший, ни шипов. Тебя все же могли убить!

Темная стража - Клайв Касслер

Но Арам просто принял недовольный вид. Ласково потрепав сына по плечу, он двинулся к заливающейся клекочущим смехом Клекоти. Только после этого Араму пришло в голову, что все это время Макаса была рядом, а, значит, видела — а, может, и слышала — весь разговор. Повернувшись к ней, он наткнулся на ее свирепый взгляд. Макаса тут же отвернулась, но на секунду Араму почудилось, будто ей грустно.

Всю ночь они провели на берегу, празднуя завершение торговли вместе с гноллами. Однобог и вся остальная команда сошли на берег с бочонком громового эля и присоединились к празднеству. Капитан Торн разрешил распаковать один из тюков вяленого мяса вепря и разделить его между командой и гноллами, однако сдержанно кивнул Мозу Кантону, судовому квартирмейстеру, велев присмотреть за тем, чтобы остальные тридцать девять тюков были в целости и сохранности подняты на борт.

Старина Кобб, конечно же, не спешил — да еще двигался сквозь толпу по очень странному и замысловатому курсу, предлагая полоски вяленого мяса гноллам, жавшимся к лесной опушке.

Вдруг Арам увидел, что Кобб скрылся в лесу. Минуту, а то и три, его не было, а остальные увлеченно следили за Однобогом, щедро разливавшим эль, но, стоило Араму подняться на ноги, чтобы поделиться со всеми своим беспокойством за старика-повара, как седая голова Кобба показалась из леса в дюжине ярдов от того места, где он вошел в заросли.

Он снова принялся раздавать угощение и, наконец, добрался до Арама. Арам попробовал полоску вяленого мяса. Мясо оказалось таким жестким, что он едва не вывихнул челюсть, пытаясь оторвать кусочек. Но как только оно оказалось во рту, Арам не смог не оценить его по достоинству — пряное, ароматное, и даже крохотный кусочек, как бы усердно он ни жевал, продержался почти полчаса. Теперь-то Арам понял его истинную цену. Жуя, он достал свой блокнот — небольшую книжечку из некогда чистых листов пергамента, переплетенных в кожу, которую носил в заднем кармане штанов, заворачивая в непромокаемую ткань.

Это был подарок приемного отца, Робба Глэйда, и обошелся он кузнецу в целую кучу денег. Самое малое в два дня — если не целую неделю — работы. Блокнот был самым ценным имуществом Арама — отчасти потому, что рисовать он любил едва ли не больше всего на свете.

Но, кроме этого, блокнот служил наглядным доказательством веры Робба в талант приемного сына. Конечно, и мать и отчим настаивали, чтобы Арам выучился кузнечному ремеслу.

В конце концов, мужчина должен зарабатывать себе на жизнь. Однако Робб понимал и то, как важна для Арама возможность самовыражения, и никто не радовался так, как кузнец, когда Арам украсил первую страницу блокнота портретом большого и сильного Повелителя Кузни с улыбкой на лице.

Первые страницы занимало его родное Приозерье: Но, несмотря на это, в блокноте имелась пара лошадей, мул и одноглазый котяра, которого поневоле пришлось дорисовывать по памяти.

И, конечно же, два или три портрета Чумаза. Но в основном блокнот был заполнен людьми — особенно семьей Арама. Кроме портрета отчима, здесь были три портрета матери, два — сводных сестры и брата, Селии и Робертсона, плюс групповой портрет всех четверых. Был даже сделанный при помощи зеркала автопортрет Арама, потребовавший многих часов упорной работы карандашом, ластиком и снова карандашом, так что пергамент на этой странице сделался тоньше ресницы, однако даже после стольких трудов этот рисунок нравился Араму меньше всех остальных.

Да, его обшивку многократно латали, но латали на совесть. Тридцать метров в длину, три мачты, команда из тридцати человек, но — ни единой пушки: Честно говоря, Арам считал ее неприглядной и грубой по сравнению с превосходно вырезанными эльфийскими и человеческими женщинами, украшавшими корабли, которые он видел в порту Штормграда. Но если хоть кто-то из команды и знал, что она может означать, никто в этом не признавался. Спрашивать же отца Араму не хотелось — порой он полагал, что это доставит отцу слишком много радости, а иногда опасался, что отец просто отмахнется от расспросов сына.

В блокноте Арама также имелось множество портретов Однобога, пять-шесть портретов Дуань Фэнь и хотя бы по одному — почти всех остальных членов команды. И даже неоконченный портрет самого капитана — этот рисунок очень нравился Араму, пока отец, заметив, что сын рисует его, не предложил постоять смирно и попозировать.

Уж тут-то Арамар Торн немедленно захлопнул блокнот и сунул его в карман! Единственным человеком на борту, которого Арам не рисовал ни разу, была — что неудивительно — второй помощник капитана Макаса Флинтвилл. Вот и теперь, увидев, что он достает из кармана рубашки угольный карандаш, она снова рыкнула на него: И он ответил, как отвечал на эту скрытую угрозу всегда, в который уж раз повторив: Это вполне устраивало их обоих — ведь оба они знали, что Макаса никогда не попросит об этом, а желания сохранять образ своей извечной гонительницы для истории у Арама было не больше, чем у нее самой.

Куда интереснее было нарисовать матриарха гноллов. А потом — маленького щенка гноллов. Нарисовать для юного художника означало — понять. Оказаться в их шкуре, ощутить их мускулы, проникнуть мысленным взором в строение костей — и перенести все это на страницу блокнота.

По первым впечатлениям Арам решил, что Клекоть — чудовище. Теперь он понимал, что перед ним просто еще одно живое существо — совсем как Чумаз или тот одноглазый кот. Совсем как Дурган Однобог. Совсем как сам Арамар Торн. Увидев, как Арам рисует щенка, Клекоть подошла к нему, наклонилась и заглянула в блокнот. Затхлый запах псины от ее шкуры не на шутку отвлекал — пока Клекоть не издала резкий лающий смех и не пролаяла, повернувшись к Грейдону: Сам не зная, отчего — от злости или от смущения — Арам покраснел.

Но вскоре Клекоть, все еще хихикая, опять склонилась над страницей. Поглядела на перевернутую вверх ногами картинку в блокноте Арама.

Перевела взгляд на припавшего к земле щенка. Снова взглянула на рисунок… Матриарх Клекоть Коротко рыкнув, она обогнула Арама и так низко склонилась над его плечом, что щеку обдало ее жарким дыханием, а по ноздрям ударило благоухание всех двадцати восьми сожранных ею яиц.